Рису-чан
Под Ода-Ода фруктом
Название: Умело расставленная ловушка
Автор: Рису-чан А.К.А. АЦЦкая Бело4ка
Фандом: Katekyo Hitman Reborn
Пейринг: Ямамото/Гокудера, Тсуна, Ламбо, отец Ямамото, мрачный силуэт Хибари на заднем плане
Жанр: юмор, повседневность, слеш, недороманс,
Рейтинг: PG-13
Дисклеймер: Вселенная и персонажи принадлежат Амано Акире
Краткое содержание: Единственный наивный идиот здесь ты, а не я!
Примечание: Выполнено на заявку, но с ней связывает только фраза про идиотов

Гокудера с удовольствием потянулся. Затекшая за время уроков спина чуть слышно хрустнула.
— Что может быть лучше, чем пообедать на крыше после всей этой надоедливой болтовни учителей, не правда ли, Десятый? — мечтательно спросил он. — Тут так тихо и свежо, что даже еда наверняка будет вкуснее.
Цуна с его умиротворенным настроем солидарен не был. Робко выглядывая из-за двери, он внимательно изучал эту самую крышу на наличие кого-либо, кто мог бы организовать ему «камикорос» с доставкой. Хвалённая гиперинтуиция работать отказывалась и перебивалась помехами из природной мнительной осторожности.
— Я всё равно сомневаюсь, что это хорошая идея… — неуверенно пробормотал он. — Ты уверен, что Хибари здесь нет? Если он увидит нас на своём любимом месте…
— Горизонт чист, Десятый, — с готовностью отрапортировал Хаято. — Мы с бейсбольным придурком специально узнавали: сегодня Хибари должен быть занят на школьном собрании, поэтому здесь во время обеденного перерыва он не успеет показаться. Мы слышали, что он собирается навести в школьном совете порядок, а то они, говорят, распустились в последнее время.
«Я не завидую школьному совету», — выпал в осадок Савада. — «Им определенно не следовало разочаровывать его.»
Однако вслух только произнёс:
— И всё равно страшно.
Последнее время он почти не верил в возможность спокойного времяпрепровождения.
Гокудера уже его не слушал и, мурлыкая что-то под нос, начал с хозяйственностью былой мамочки организовывать пикник для Десятого. Он нашел самое подходящее, по его мнению, место, где тому было бы удобнее обедать, сгрузил обе их сумки, которые нёс, и постелил добытое где-то покрывало.
— А… Ямамото… Как же… Это ведь была его идея…
— Вам не следует его ждать, — отрезал Гокудера. — Время обеденного перерыва слишком ценное!
— Но он усердно старается в последнее время. У него даже все пальцы в порезах. Наверное, от каких-то специальных тренировок.
— Пусть догоняет, раз затормозил. Можете уже садиться и приступать, Десятый.
Савада только вздохнул и послушно опустился на приготовленное место. Хаято был прямо как своя ураганная стихия — если он что-то для себя решил, его было не остановить.
Подрывник тем временем еще раз широкими шагами прошелся по территории, проверяя её на наличие каких-либо факторов — с боксёрскими перчатками вместо мозгов или рогатых — которые могли бы помешать Десятому трапезничать. От занятия его оторвал деликатный кашель.
— Не обижайся, но… Из сумки Гокудеры-куна странно пахнет, — стараясь быть как можно более вежливым, обратился к нему Савада.
Тот вздрогнул и настороженно нахмурился. Он всегда был внимателен к подобным вещам. Сумку он сегодня собирал тщательно и кропотливо. Ничего инородного он сам туда не клал. А это значит…
Вмиг подлетев к эпицентру валящего с ног аромата, который постепенно он начал улавливать сам, Хаято выудил оттуда кулёк и осторожно развернул его. Увидев содержимое небольшой ёмкости для пищи, он позеленел и тут же её захлопнул.
— Похоже, сестра всё-таки подменила мне обенто, как и грозилась, — убито произнес он. — Правда она упорно называла это «заботой».
— Хиии, это готовила Бьянки?! — с почти суеверным ужасом уточнил Цуна, машинально стремясь отодвинуться как можно дальше от адского обенто.
— Судя по всему, это та самая версия Ядовитой Кухни, которая становится опасной для живого организма не сразу, а через некоторое время. Эффект бомбы с часовым механизмом.
При воспоминании о сестринской нежности Гокудера заметно помрачнел. Его замутило от мысли о том, что бы с ним произошло, если бы он поместил стряпню Бьянки себе в желудок — да еще и добровольно.
— К чертям такую заботу! — возмутился он, отправляя биологическое оружие в помойное ведро. — Глупая сестра испортила мне долгожданный обеденный перерыв!
Лишившись обеда, не завтракавший подрывник явно приуныл. Цуна из вежливости собрался было предложить ему половину своего обенто, как дверь на крышу открылась, и показался сияющий Такеши.
— А вот и я!
— Хорошо, что ты нас догнал, Ямамото! — приветливо помахал ему рукой Савада и перевел недоуменный взгляд на большую коробку в его руках. — А это?..
Бейсболист в ответ расплылся в широкой улыбке и хитро сверкнул глазами. Когда он уселся перед друзьями и гостеприимно продемонстрировал содержимое своей ноши, они увидели… Суши.
Коробка была полна ровных и круглых роллов с компактно свёрнутыми начинками, томящихся на рисе кусочков рыбы, осьминогов и креветок. Были даже небольшие креманочки с соевым соусом и васаби.
Цуна окинул благоговейным взглядом всё это шикарное разнообразие морепродуктов с рисом и невольно сглотнул. Даже Гокудера не смог сдержаться от восхищенного хмыканья.
— Отец сегодня с утра приготовил больше, чем заказали, — пояснил Такеши, — Сказал поделиться с вами. Так что, угощайтесь.
— А это точно нормально?
— Без проблем, без проблем! Бери, сколько хочешь.
Савада едва не прослезился от восхищения. Многое из того, что принес бейсболист, при покупке могло влететь в копеечку.
— Спасибо, Ямамото! — искренне воскликнул он. — Твой отец отлично готовит, я, пожалуй, возьму пару штук.
Когда Цуна начал со сладким предвкушением размышлять над тем, что съесть первым, Такеши перевел взгляд на подрывника. Тот обособленно сидел в стороне, то ли перепутав суши Ямамото со стряпней Бьянки, то ли играя в самодостаточного Хранителя Облака, страдающего патологической социопатией.
— Ты тоже возьми, Гокудера, — бейсболист вежливо, но настойчиво подпихнул к нему угощение.
Хаято кинул на него пренебрежительный взгляд и демонстративно отвернулся.
— Не нужно.
— Ты же любишь суши, я прав? Ты сам недавно говорил об этом.
— Уже не люблю, — фыркнул тот. — И я сыт.
В этот момент, как и следовало ожидать, у него громко забурчал живот, словно негодуя и укоряя этим своего упрямого хозяина.
Вспыхнувший от такого конфуза, тот торопливо обхватил себя руками.
— Гокудера-кун, у тебя же теперь нет обенто, — пытаясь быть как можно более убедительным, насколько мог быть убедительным человек, которого от еды разделяли секунды и упёртый приятель, терпеливо проговорил Цуна — А это очень вкусно. Не отказывайся.
Хаято скосил глаза на предложенные суши. Отрицать, что всё это было более, чем аппетитно, у него уже не было ни сил, ни, честно говоря, желания.
— Только если Десятый настаивает, — наконец изрёк он. — Кроме того, ты же всё равно не отстанешь, да?
Такеши с улыбкой протянул ему коробку с суши. Заметив выбор приятеля, моргнул.
— Тебе больше нравятся с лососем?
— Да. Они простые, но сытные. — немного отстраненно ответил Гокудера и тут же поднял на него подозрительный взгляд. — Если спросишь, почему не с осьминогом, то можешь смело идти туда же, куда я всегда отправляю торфяноголового.
При воспоминании о чём-то, глаза Хаято сверкнули угрожающим огнём. Бейсболист миролюбиво поднял руки, показывая, что и не собирался вспоминать кого-то, кто всё время проводит такие ассоциативные параллели. В то же время, он с улыбкой наблюдал за тем, как друзья расправляются с предложенным угощением и выглядел крайне довольным собой.
— Что и ожидалось от отца Ямамото! — мечтательно прошамкал Цуна, прочувствовав вкус. — Объедение!
— Десятый, если вы хотите, то я тоже буду вам готовить! — с ревностью воскликнул Хаято.
Однако, судя по тому, с какой скоростью исчезала его часть суши, он был солидарен с боссом. Хоть и не признавался в этом.
Ямамото смотрел на друзей смеющимися глазами.

* * *

Вечером того же дня Гокудера выполнял задание высокой важности, данное ему Десятым. К сожалению это была не охота за врагами семьи, а просто погоня за удирающим Ламбо. Однако Хаято решил принять эту миссию с честью, даже несмотря на то, что его уже несколько раз обозвали — причем весьма грязно для ребенка такого возраста и умственного развития. Всё-таки, ему это поручил сам босс — Савада побоялся за мирных жителей Намимори, которые явно не были готовы к знакомству с бомбами Бовино, которые удирающий юный мафиози держал наготове.
— Бва-ха-ха, никому не догнать и не победить Ламбо-сана!
— Стой, идиотская корова! — рычал вслед юркому и быстрому мальчишке подрывник. — Своим глупым поведением ты только позоришь Десятого и всю Вонголу!
— Это Гокудера позорит всех! Потому что он тормоз! А еще Рёхей сказал, что Гокудера — осьминог!
Столько «осьминогов» за день — это было уже слишком.
Хаято почувствовал, как старательно сдерживаемый гнев стремительно вырывается наружу.
Заметив, что Ламбо собрался шмыгнуть в какой-то из стоящих вдоль дороги домов, Хранитель Урагана подобрался и приготовился к решительным действиям. В длинном прыжке он метнулся за мальцом, попутно кубарем влетая вместе с ним в дверь какого-то помещения. И даже сбивая собой стул.
Синяк на плече наверняка останется, однако ему было не привыкать к ушибам во время исполнения заданий. Кроме того, своей цели он достиг — его рука уверенно сжимала мятежную голову непослушного ребенка. Гокудера уселся, перехватил свою брыкающуюся добычу за шкирку и победно потряс ею в воздухе. Он чувствовал себя, как тореадор, одолевший быка.
— И кто теперь «тормоз»?
— Пусти! Я всё маме расскажу! — возмущенно заверещал Бовино
— Не расскажешь, — пообещал ему Хаято и почти ласково засунул в незамолкающий рот одну из его же, Ламбо, бомб.
Ему даже хватило гуманности убедиться, что она не сдетонирует — мелкий придурок должен быть ему за это признателен.
Однако долго упиваться триумфом и своей добротой ему не дали.
— Ты же Гокудера-кун? — вдруг раздался голос со стороны.
Подрывник настороженно обернулся и встретился взглядом с мужчиной средних лет, одетым в фартук. В нём он безошибочно признал Ямамото Цуёши, отца бейсбольного придурка.
Оглядевшись, он обнаружил, что, действительно, они находились в семейном ресторане Хранителя Дождя. Он должен был сразу узнать аромат морепродуктов и риса.
«Так вот куда так рвался тупая корова,» — мысленно хмыкнул он. — «Он хотел поесть суши на халяву»
Отвлекшись от своих размышлений, Хаято понял, что пауза затянулась и необходимо было как-то ответить на заданный вопрос.
Гокудера подумал, что если бы здесь был Десятый, он потребовал бы от него быть вежливым к тому, на чью территорию он так бестактно вломился. Поэтому подрывник решил наступить на горло принципам и проявить несвойственную ему обычно деликатность.
— Вы правы. — произнёс он, чуть склонив голову и борясь с вырывающимся Ламбо. — Прошу прощения за вторжение.
Цуёши только понимающе улыбнулся. Гокудера мгновенно узнал эту способность улыбаться одними глазами — отец Ямамото в этом был необычайно похож на своего сына.
— Спасибо, что присматриваете за Такеши.
Не зная, как на это реагировать, подрывник пробурчал было в ответ нечто нечленораздельное, однако тут же вздрогнул, кое-что вспомнив.
— А… Благодарю вас за угощение, — торопливо сказал Хаято.
И мысленно победно ухмыльнулся. Десятый наверняка одобрил бы его исключительные манеры.
Однако мужчина повел себя неожиданным образом и уставился на него недоуменным взглядом.
— Какое угощение?
— А?..
— О, понял, понял. Это как-то связано с тем, что Такеши вдруг начал готовить?
Гокудера ошарашено моргнул и невольно сжал руку на голове Ламбо, отчего тот недовольно запищал, возмущенный таким неподобающим к себе обращением.
— Он попросил одолжить ему несколько ингредиентов и помочь их приготовить, — пояснил Цуёши. — Я даже рад, что мой сын наконец-то проявил тягу к этому семейному делу.
Глаза подрывника в изумлении расширились. Он чувствовал себя так, словно получил сообщение прямиком от какого-нибудь НЛО — с одной стороны, факт существования инопланетян теперь неоспорим, с другой, чёрт его знает, что они хотели этим посланием сказать.
В голове от мыслей только замыкалось еще сильнее.
«Значит это был он… Но зачем этот бейсбольный придурок…»
Однако тут Ламбо выскользнул из рук Хаято и с рёвом помчался куда-то обратно в сторону дома Савады, крича что-то про «Хару, которой он нажалуется на противного Гокудеру».
«Противный Гокудера» громко скрипнул зубами и, не попрощавшись, вновь рванул за маленьким Бовино.
Однако слова главы семейства Ямамото всё еще крутились в его голове.

* * *

На следующий день Цуна слегка задержался. Учитель отозвал его для обсуждения самостоятельной работы и приунывший Савада попросил приятелей начинать без него. Обычно Хаято не нравилось, если подобное происходило, однако сегодня это было даже к лучшему.
Гокудера мысленно извинился перед босом за такие кощунственные мысли, но ему следовало решить один вопрос с Хранителем Дождя. А Десятому ни к чему зря забивать голову подобной чепухой.
Сегодня крышу вновь оккупировал Хибари, соваться на неё было чревато, поэтому Ямамото предложил отправиться на улицу и оккупировать лавку в школьном дворе. Как подрывник и предполагал по загадочно сияющим глазам Такеши, его энтузиазму и его же оттопыренному рюкзаку, сегодня ситуация с суши повторилась.
И вот перед Хаято уже вновь выстроились ровненькие колонны самых разнообразных комбинаций морепродуктов с рисом. И снова предположения Гокудеры оправдались, когда он увидел, что большая часть сегодняшних суши — с лососем.
— Опять от банкета осталось? — критически вскинул он бровь.
— Отец снова не рассчитал, — радушно ответили ему с широкой улыбкой. — Угощайся.
«Ну, и кто из нас после этого придурок?» — выпал в осадок Гокудера. — «Как я вообще только мог поверить тому, кто совсем не умеет врать?!»
Хаято вздохнул. С этим надо было что-то решать.
Он медленно подцепил палочками один из роллов и отправил в рот. Сегодня он был гораздо внимательнее и попытался прочувствовать мельчайшие оттенки вкуса.
«Значит, это готовил бейсбольный придурок. Что и следовало ожидать от сына человека, зарабатывающего этим на жизнь.»
— Вкусно, — со значимостью сказал он, внимательно глядя в глаза Ямамото.
Тот некоторое время тупо смотрел на него. А затем в его взгляде мелькнуло нечто, что сказало Гокудере — намёк, что его раскрыли, он понял.
В очередной раз убеждая Хаято в его догадливости, бейсболист немного сконфуженно улыбнулся.
— Ахах, значит, ты уже знаешь?
— Тупица. Ты щедрый, как кретин, и если бы это были просто суши, приготовленные твоим отцом, ты не стал бы заманивать нас в отдалённые уголки школы, чтобы они достались только нам. И не следил бы так внимательно за нашей реакцией, поскольку ты точно знаешь, что твой отец профессионал. И потом, твои пальцы.
Оба перевели взгляды на руки Такеши. Порезы на его пальцах были не от тренировок, как предполагал Цуна. Они были совсем лёгкие для порезов от меча. Их мог только случайно оставить кухонный нож готовящего, который имеет небольшой опыт, но отличается некоторой рассеянностью.
— Да, наверное, это было слишком очевидно, — натянуто хохотнул Ямамото.
— Чёрт возьми, за кого ты вообще меня принимал? Единственный наивный идиот здесь ты, а не я!
Возникла неловкая пауза, прерываемая только криками играющих в футбол школьников со стадиона.
Хаято ощутил досаду. Всё-таки, он не сам догадался, пусть и не собирался признавать этого. Его слегка огорчало то, как просто его оказалось обмануть.
Чтобы как-то отыграться, он собирался было едко уличить Ямамото в экспериментаторстве над своей же мафиозной семьей и обвинить в превращении их с Цуной в подопытных кроликов… Но тот внезапно почесал затылок и смущенно выдал:
— Как Бьянки и говорила, ты догадался быстро.
Гокудера замер и изумленно уставился на бейсболиста. Слова про «подопытных кроликов» сами собой зажевались и проглотились.
— Сестра?..
— А? — вскинул брови Такеши. — Ты же сказал, что знаешь?
Хаято не ответил, только пустым взглядом уставился на коробку с суши.
Ему тут же вспомнилось, почему он вчера позволил накормить себя — его собственное обенто было отравлено Ядовитой Кухней Бьянки. Очень вовремя, надо сказать, было отравлено. Словно по расписанию.
Хранитель Урагана почувствовал себя человеком, который собирал мозаику и вдруг осознал, что где-то ошибся, отчего картинка в итоге получилась полностью, но вверх ногами.
Однако теперь всё встало на свои места. И Гокудера понял, что его банально загнали в ловушку.
— Что?! — возмутился он. — Так ты не только обманул меня, но еще и с моей сестрой в заговор вступил?! Да как ты…
— Но ведь тебе понравились суши, правда?
Гокудера понял, что глупо заливается краской.
— И… И зачем? — только и смог выдавить он.
— Ты сам сказал недавно, что любишь их. Разве этой причины мало?
— Сложно было сказать правду?
— Но ты не стал бы есть, если бы я сказал, что это приготовил я.
— Еда — это еда! И не важно, кто её готовил!
На его слова Ямамото внезапно счастливо улыбнулся.
— Получается, теперь я могу кормить тебя в открытую?
Хаято застыл, в упор глядя на него, словно соревнуясь в игре в гляделки. И невольно подумал, что для человека, провернувшего такую несложный, но всё же обманный манёвр, Ямамото смотрел прямо и уверенно.
Гокудера, в свою очередь, чувствовал, что его мысли перепутались и завязались тугим узлом. У него создалось ощущение, что он находится в каком-то тумане.
Он не знал, что сказать. Что вообще следует говорить в таких случаях?
— Идиот, — пробурчал он первое, что пришло в голову.
И понял, что теперь его точно поймали.
Идиота здесь всё-таки оказалось два.
В этот момент они заметили идущего к ним Цуну и разговор пришлось прекратить на самом интересном месте.
Однако Гокудера твёрдо решил, что они его продолжат, несмотря ни на что.
Непременно продолжат.
Ведь, похоже, теперь кто-то еще чаще станет приносить ему суши, «оставшиеся от банкета». В конце концов, попадаться в ловушки иногда может быть и приятно.

Вопрос: ?
1. 1  0  (0%)
2. 2  0  (0%)
3. 3  0  (0%)
4. 4  0  (0%)
5. 5  5  (100%)
Всего: 5

@темы: реборн, рису-чан продакшн, фанфикшн